maine
драконы больше не живут
Автор: J. Doe ака Maine
Рейтинг: PG-13
От автора: внезапно поток сознания.
Посвящение: вам, дорогие. Пусть осень переносится легче.:heart:

Сегодня умер пятьдесят первый день осени. Он уходил, тлея на ходу и по-стариковски кашляя. Через пару часов его, превратившегося в пыль, нес ветер, забывая в выгоревшем за лето ковыле лихорадочное тепло. Осень больна. Ржавчина листьев остывает на ладони, тихо шипя и улетая.

Тихо по косточкам моим бежит золото. Мама говорила, что я золотая девочка. Она всегда оказывается права, правота пережила ее на много веков. Правда, мамочка?

Я хочу, чтобы весь мир уснул в ярком алом покрывале осенних листьев. Золото имеет тошнотворный блеск и тяжелый запах. Каждый цвет имеет запах.

Золото пахнет сладко и хрупко. Мертвечиной пахнет.
Алый пахнет железом и скрипичным смычком.

Как я?
Зачем я?

В бычьем черепе, что лежит во дворе, поселилась скорбь. Она прилетела после того, как умерла бабка Олтыя. Старушка носила в теплом животе рак, а вместе с ним мою скорбь.

Я болею и хочу пить, я не пила восемьдесят лет и шестнадцать дней уже. Разотри мне щеки, скорбь, раз уж занимаешь место!

Три дня еще гаснуть, искать дорогу в небо. Я хочу лечь на нее и понюхать холодную глину. Она тоже пахнет золотом. Она не алая, а бурая, цвета засохшей крови. Воздух напомнил вино второй раз в жизни. Я пью только ром. Но сегодня я пью вино.

Теплая крона сосны поет церковный гимн. В мире никогда не было церкви, так должен хоть кто-то иметь душу медного колокола. Глубоко и мерно петь, собирая к молитве, прощать.

Господи, какая бледная кожа. Ножом резко - назад. С шелковым свистом порвутся тонкие огненные нити, заструятся, опустятся на землю. Вот и обрезала тяжелую рыжую косу. Еще три дня бежать по стылому ярковолосому лесу, по жирному чернозему, по дому моей смерти.

Солнце чертит на белой шее ловчую сеть из лучей. Оно хочет поймать меня, забрать меня… Но нет, солнце, сама бы хотела сгореть, но ждать еще три дня дороги на небо, солнце.

Над головой – тяжелые арки черных голых ветвей. Но я выше них, ведь даже по косточкам моим давно течет золото. Я холоднее пожара на земле, кружащегося у пней. Ступни кусают змейки. Невыносимо… Даже осенние змеи, слепленные на скорую руку из ветра и лесной пыли сбрасывают кожу. Хрупкие белые колечки легко мнутся в пальцах, не крошась. И пахнут золотом.
Мертвечиной. Сладко и хрупко.

Оказывается, кровь моя теплее меня, и греются ноги, когда из глубоких укусов осенних змей из ветра и пыли сочится алый цвет. Последние листья в этом году. Последние листья – кровь из моих ног. Ложусь, и ступни застилает туман. Первое облако первого из трех последних дней.